Брест-Литовск в планах фортификационного обеспечения западной границы Российской империи

Автор текста: Сергей Пивоварчик, доктор исторических наук, заведующий кафедрой истории Беларуси, археологии и специальных исторических дисциплин ГрГУ им. Я. Купалы 23.06.2020
На фоне каких глобальных процессов происходило строительство крепости Брест-Литовск и что влияло на принятия решений о ее строительстве?

Традиции брестской фортификации были заложены в эпоху средневековья. Формированию и развитию поселения у впадения р. Мухавец в Буг способствовали благоприятные топографические условия. Брест возник на этнокультурном пограничье и политические события, которые происходили в этом регионе, влияли на формирование оборонительных элементов города. Они прошли эволюцию от простейших деревоземляных конструкций до мощных фортификационных сооружений. Особым периодом в истории Бреста стал ХIX в. – древний город был уничтожен строительством новой крепости, а новый, заложенный как выселочный форштадт на Кобринском предместье, долгое время был как «приложение» к ней. На судьбе 800-летнего города отразилось изменение исторической парадигмы, произошедшее в Европе в конце XVIII – начале XIX века.

В результате третьего раздела Речи Посполитой в 1795 г. в Центральной Европе произошла смена геополитической ситуации и была установлена новая граница Российской империи с западными соседями. Российско-прусская граница проходила вдоль Немана от Паланги до Гродно и далее по прямой до Немирова. Буг от истоков до Немирова разделял Россию и Австрию. Казалось, что западная граница стабильная и изменяться не будет. К тому же необходимо было показать миру, что Россия закрепляется на присоединенных землях надолго и всерьез. Высшие российские военные власти приступили к работам по инженерному обеспечению новой границы империи.

Начало разработки укрепления новой западной границы было положено в 1796 г., когда была создана специальная комиссия под руководством инженер- генерал-майора Петра Корнильевича Сухтелена. На западную границу для изучения новых земель был направлен инженер-майор Карл Иванович Опперман. Результатом его работы стала инструкция «Обеспечение новой границы с Пруссией и Австрией». В ней К.И. Опперман развивал идею о значении крепостей как опорных пунктов для обеспечения действий полевых войск. Именно армия, опирающаяся на крепости, охраняет границу. Служа опорными пунктами для армии, крепости в то же время должны быть удобными местами для складов (магазинов). Для этой цели, кроме крепостей, расположенных вблизи границы, Опперман считал необходимым иметь небольшое количество крепостей, расположенных внутри страны в транспортных узлах для размещения в них главных депо (складов). Он предложил на протяжении 1200 км от побережья Балтийского моря до турецкой границы построить девять крепостей первой линии – в Либаве, Ковно, Мерече, Гродно, Брест-Литовске, Луцке (или Дубно), Лановцах, Каменце-Подольском, Сороках. Главные депо (укрепленные пункты) предполагались: Ворни, Вильно, Слоним, Пинск, Старый Константинов, Брацлав, что составляло вторую линию.

Следует отметить, что по линии р. Неман на протяжении 150 км планировалось построить три крепости (Ковно, Мереч, Гродно) – в среднем одна крепость на 50 км. На остальные 1000 км приходилось шесть крепостей, или одна на 150–200 км. Такая диспропорция вытекала из стратегической важности северо-западной части театра военных действий. На протяжении нескольких столетий все военные компании, в которых в какой-то мере решалась судьба России, проходили на север от Полесья.

В дальнейшем разработку фортификационного укрепления западной границы империи продолжил инженер-генерал-майор Франц Павлович Деволан. В 1797 г. он высказал приблизительно те же взгляды относительно системы обороны западной границы, но советовал расположить крепости в три линии: первая линия соответствовала проекту К. Оппермана, вторая линия располагалась на расстоянии 100–80 км и включала крепости-склады в Ворни, Вильно и Слониме, третья линия состояла из крепостей первого класса в Риге и Киеве. Такой способ обороны границы позволял довольно эластично строить тактику обороны и наступления. В том же 1797 г. начались работы по реализации названных выше планов, однако выполнены они не были. Россия, которая вела многочисленные войны, средств на реализацию планов фортификационного укрепления уже не имела. Кроме средств, не хватало и соответствующих квалифицированных кадров для строительства крепостей, поскольку велись в основном наступательные войны, и инженерных частей было не много. Царствование императора Павла І, поклонника Пруссии, не способствовало каким-либо практическим действиям в военно-инженерном отношении, и многие российские военные инженеры вышли в отставку (К. Опперман в том числе).

С 1801 г. после вступления на трон императора Александра І ситуация стала изменяться. Началась реорганизация и модернизация армии, на службу вернулись многие офицеры. Дошла очередь и до понимания важности фортификационного укрепления границы с западными соседями. Указом императора от 23 октября 1802 г. была учреждена Инженерная экспедиция, во главе которой был поставлен Инспектор Инженерного Департамента инженер-генерал П.К. Сухтелен. Впервые в России инженерный корпус был признан отдельным родом оружия, что содействовало улучшению проведения фортификационных работ в стране.

После войны с Францией в 1806–1807 гг. вследствие присоединения России к континентальной блокаде против Англии основное внимание было обращено на приморские крепости и турецкую границу. Однако общее внешнеполитическое положение России вызывало необходимость создания и других новых крепостей. Руководитель Инженерной экспедиции П.К. Сухтелен, вновь подробно исследовал западную границу и в 1807 г. составил обширный проект возведения целой системы крепостей на западной границе. Он предложил укрепить города Вильно, Ковно, Брест-Литовск, Пинск, Луцк и возвести крепости на левом берегу Днестра. Но Сухтелену не удалось добиться осуществления своего проекта.

Во время подготовки войны с наполеоновской Францией российским военным командованием было принято решение о перемещении главной линии обороны вглубь страны, на линию Двина–Березина–Днепр. Поэтому любые проекты фортификационного строительства в Бресте стали не актуальны. За короткий срок перед войной были построены крепости в Бобруйске, Динабурге и предмостные укрепления в Дриссе и Борисове, которые сыграли определенную роль в российско-французской войне 1812 г.

После Венского конгресса 1815 г. западные границы России изменились в связи с включением в ее состав Варшавского герцогства. Новая территория большим прямоугольником врезалась между Пруссией и Австрией, образуя передовой театр военных действий, имевший решающее значение для северо-западного и юго-западного участков границы. К вопросу укрепления западной границы вернулись в 1816 г. с утверждением комитета по рассмотрению состояния российских крепостей. Комитет под председательством директора инженерного департамента генерал-лейтенанта К. Оппермана разработал подробную ведомость всем существующим к тому времени крепостям, где каждой из них была сделана оценка ее значения в системе государственной обороны. Большинство членов комитета высказались против системы обороны западной границы, и признали, что места, на которых были заложены новые крепости накануне войны с Наполеоном, не соответствовали своему назначению. Динабург, Борисов, Бобруйск, Киев и Рига считались слишком удаленными от границы, чтобы служить действующей армии. Предлагалось остановить дальнейшее развитие перечисленных крепостей, а сбереженные средства использовать на основание новых в Брест-Литовске, Пинске, Луцке и Ковно.

К этим предложениям вернулись позже, когда императором стал Николай I. В 1827 г. был создан особый комитет под председательством К.И. Оппермана для выяснения стратегического значения существовавших фортификаций и разработки новых. Результатом шестилетней работы комитета явилась обширная записка, вызвавшая широкое обсуждение вопроса о системе укреплений среди высших чинов военного ведомства. Именно тогда и появился термин «передовой театр военных действий» в отношении территории между реками Висла, Неман, Буг. Передовой ТВД являлся основой обороны всего западного пространства от Балтийского моря до турецкой границы и его необходимо было подготовить как для оборонительных, так и наступательных действий.

Для западной сухопутной границы комитет в основу соображений принял положение о том, что наступательные и оборонительные действия должны основываться на выборе такого места первоначального сосредоточения русской армии, которое обеспечивало бы возможность быстрого достижения любого пункта на границе, а противник не мог бы обойти армию. Передовой театр должен быть подготовлен, прежде всего в фортификационным отношении и иметь крепости, которые служили бы безопасными пунктами для ведения военных действий. Предлагалось построить ряд укреплений, объединенных общим стратегическим замыслом и составляющих своеобразный укрепленный плацдарм.

Среди конкретных мест крепостного строительства предполагались Брест-Литовск и Гродно. С начала 20-х г. XIX в. проектные работы велись сразу по двум городам, но практическая постройка крепости была осуществлена в Брест-Литовске. Окончательный проект крепости был составлен в 1829 г. генералами К. Опперманом, М. Малецким, полковником А. Фельдманом, исправлен и утвержден императором Николаем I. Восстание 1831 г. на польско-белорусских землях задержало начало строительства, однако окончательно убедило царское правительство в правильности возведения крепости на западе империи как опоры царизма в этом регионе. В 1832 г. надзор за строительством был возложен на генерал-фельдмаршала Ф. Паскевича, и на месте древнего города начались земляные работы, кардинально изменившие историко-культурный ландшафт Бреста. 1 июня 1836 г. был заложен первый камень, а через шесть лет строительство основных укреплений было закончено. 26 апреля 1842 г. крепость в Брест-Литовске была введена в боевые расчеты российской армии.

После ликвидации Царства Польского военно-стратегические планы связывались со строительством новых крепостей на территории губерний Привисленского края. Главными природными рубежами тут были реки Висла, Буг и Нарев. С целью удержать Варшаву в послушании в центре города в 1832–1834 гг. была возведена Александровская цитадель, а в 1848 г. на правом берегу Вислы построили предмостное укрепление – форт Сливицкого. В 1837–1847 гг. были построены укрепления в Демблине (переименованном российскими властями в Ивангород), а с 1832 по 1841 гг. возводилась крепость в Модлине (Новогеоргиевск).

К Крымской войне фортификационное обеспечение западной границы Российской империи состояло из трех линий: передовая – крепости в Варшаве, Ивангороде, Новогеоргиевске и Замостье, во вторую входила крепость Брест-Литовск и третья, тыловая линия – Рига, Динабург, Бобруйск, Киев – армейские склады и места развертывания резервов. Брест-Литовск в общей системе обороны западной границы Российской империи занимал важное стратегическое место, которое было обусловлено его географическим положением. Город находился на западной окраине полесских болот, которые разделяли западный театр военных действий на две изолированные друг от друга части: северную и южную. Значение Бреста еще более возросло, когда он стал большим коммуникационным узлом: тут пересекались железные дороги, шоссе и речные пути. Крепость, находящаяся в центре «фортификационного четырехугольника», выполняла функции базы снабжения всех крепостей и полевых армий. Брест-Литовску придавалось большое значение в военно-стратегических разработках российских властей и планах по фортификационному укреплению западного театра военных действий. Поэтому для строительства и поддержания Брест-Литовской крепости в боевой готовности прилагались большие усилия, что привело к непрекращающемуся процессу ее модернизации вплоть до начала Первой мировой войны.

 

2020 г.

Другие материалы Библиотеки